Обучение асов

Обучение асов

Самолет Миг 21

Поскольку настоящие МиГи были не доступны в достаточном количестве, американцы в учебной программе по авиации противника вынуждены были использовать имеющиеся эквивалентные модели. На курсах усовершенствования Top Gun стали использовать штурмовик А-4 «Скайхоук» в качестве имитатора МиГ-17.

В отношении скорости это был неплохой выбор, хотя А-4 был значительно более скоростным в маневрировании, чем русский истребитель. Самолет Миг 21, представляющему куда большую опасность, найти аналог оказалось значительно труднее. Выбор пал на сверхзвуковой учебный самолет Т-38 «Талон», а затем на F-5E «Тайгер» II. Скорость последнего, конечно, не соответствовала числу Маха 2, но на Западе, несмотря на опубликованные характеристики, сохранялись сомнения, действительно ли Самолет Миг 21 может достигать этой скорости и не испытывать недостатка в топливе.

В любом случае опыт показал, что в воздушном бою используется только нижний предел сверхзвуковой скорости, поэтому отсутствие возможности достичь числа Маха 2 едва ли имело значения.

Самолет Миг 21

Программа «Агрессор»

«Тайгер» II имел те же размеры, хорошую маневренность и подобно советской модели высокую скорость при развороте. Когда USAF запустили в 1972 г. программу «Агрессор», то использовали Т-38 и F-5E. Программа включала три изучаемых предмета: основы маневрирования истребителя (BFM), маневрирование в воздушном бою (ACM) и обучение различным видам воздушного боя (DACT), включавшее изучение методов противника.

Насколько ценным было это обучение? В 1970 г. единственная программа обучения ведению воздушного боя (ACT) в USAF состояла, по свидетельству очевидцев, из «записанных на магнитофонную пленку основных положений маневрирования в воздушном бою», причем все обучались на одном и том же типе самолета и на одной и той же радиочастоте.

Безопасность полета

Все свелось к соревнованию в летном мастерстве и опыте, что было очень далеко от реальности. Основным недостатком было уделение основного внимания безопасности полета. Летчик, занимавшийся по программе «Агрессор», Ллойд «Бутс» Бутби многое мог сказать по этому поводу:

«Как можно научить самой опасной работе в мире при полной безопасности?» Некоторые командиры используют безопасность в полете, чтобы сохранить свое рабочее место за счет проигрыша следующего боя!» А также «Я никогда не видел атаку с бреющего полета в Ханое».
И он уловил главное. Летчик-истребитель нс застрахован от риска. Обучение, приближенное к реальности, всегда опасно. Как рассказывал один курсант программы «Агрессор»: «Даже в процессе обучения я попадал иногда в ситуации, когда думал, что могу погибнуть!»

Но это и свойственно реальной ситуации. Обучение представляет собой стерильную среду: после боя летчики возвращаются домой к своим семьям и кружке холодного пива. Но бывали и другие случаи. В августе 1978 г. мой друг Билл Дженкинс не справился с управлением и упал в Северное море у берегов Дании. Его так и не нашли.

Тактика и маневрирование

Курсанты программы «Агрессор» проходили интенсивный курс обучения, прежде чем их направляли в эскадрильи. Они изучали советскую тактику, учились летать на их самолетах в пределах возможностей, учились использовать вертикальное маневрирование так же, как и горизонтальное.

Едва ли стоит говорить о том, что стремление выполнить сложные горизонтальные развороты часто было большим искушением для неопытных летчиков. Как сказал однажды инструктор курсов «Агрессор»: «Разница между капитаном С. и телефонным столбом заключается в том, что телефонный столб знает, как использовать вертикаль».

f 5

Задача программы «Агрессор»

Первые десять лет основной задачей программы «Агрессор» было научить экипажи «Фантомов» воевать с русскими легкими истребителями. В общем, были сформированы четыре эскадрильи из курсантов программы «Агрессор»: 64-я и 65-я на авиабазе Неллис в Неваде, 26-я на Филиппинах и 527-я в Алконбери в Англии. Подразделения последней использовались в различных регионах Западной Европы, однажды даже в Иране (до правления Аятоллы), для обучения союзников различным методам ведения воздушного боя.

Обычно курсанты программы «Агрессор», как и их соратники на курсах усовершенствования Top Gun в US Navy, совершали более 250 учебных боевых вылетов в год, каждый по 45 минут.

Подобно советским самолетам, они действовали под внимательным наземным контролем, часто в специально оборудованных регионах, что позволяло воспроизвести действия летчиков при разборе полета, проанализировать их и выявить ошибки.

Наземных контролеров фамильярно называли «Dregs», то есть «отбросами». В курс обучения входило научить умелому маневрированию, при этом использовали своих в роли противников. Естественно, побеждать своих не было целью тренировочных полетов.

По мере того как летчики передовых эскадрилий приобретали опыт, они совершенствовали свое мастерство, и к окончанию курса от них ждали побед. При такой интенсивности обучения курсанты программы «Агрессор» действительно становились высококвалифицированными летчиками, и в случае военных действий в Европе 527-я эскадрилья была приписана оказывать помощь норвежцам, летавшим на самолетах F-5A.

Военный опыт

На войне, как и в жизни, все меняется. Вмест самолет Миг 21 , к концу 70-х МиГ-23 был взят на вооружение. Это вызвало большие трудности в использовании F-5E для его имитации. Ускорение русского истребителя нельзя было продублировать, конечно, но остальные проблемы можно было преодолеть, ограничивая способность разворота до большего приближения к возможностям советского истребителя. Тактика в основном не менялась.

Даже когда на вооружении появился новый F-15, обучение различным методам ведения воздушного боя по программе «Агрессор» оказалось очень ценным.

«Игл» был очень большим самолетом, и его можно было видеть с более дальнего расстояния, чем небольшой F-15E, тогда как последний имел превосходство в визуальном бою. Подобно Самолет Миг 21 истребитель F-5E обладал прекрасной маневренностью, превосходя F-15, который создал пилотам «Иглов» новые проблемы с маневрированием.

Привожу мнения сотрудников системы наземного контроля (Dregs) Джорджа «Джета» Трейнора и Роберта Баукера:

«…пытаясь представить, как уничтожить F-15. Я думаю, что этот самолет был квантовым скачком в воздушной войне. Это был автономный смертоносный аппарат (face-ripper), с появлением которого приходил конец работе Dregs по обеспечению безопасности. В любом случае, Рустер и Л.Т. изображали, что «Иглы» поднимаются вверх, так что оставалось только ждать, что они скорее пойдут вниз, чем будут менять скорость на высоту, и Л.Т. любил кричать: «Ты загнал его, Рустер! Достань его! Он когда-нибудь пойдет вниз! Тогда мы его и подцепим!»

Использование местоимения «мы» в последнем предложении указывает степень взаимодействия пилотов и наземной службы контроля (Dregs).

f 15

Асы программы «Агрессор»

Автор вспоминает фильм о курсе обучения по программе «Агрессор», в котором показывали, как F-15 безнадежно пытается следовать за F-5E в вертикальных ножницах с набором высоты. Хотя первый имел намного большую скороподъемность, F-5E разворачивался достаточно быстро, чтобы не попасть на прицел. Почти неизбежным результатом был промах.

Основным достоинством программы «Агрессор» для пилотов истребителей «Игл» была их способность обеспечить проведение боевой подготовки по сценарию «несколько против многих».

Отбор летчиков для программы «Агрессор» велся очень строго, и они, как правило, были очень опытными. Как минимум, они служили два срока летчиками-истребителями, но никто не мог соревноваться с Томом Лесаном, который прослужил полный срок на F-15 во Вьетнаме, в процессе службы сбил МиГ-17, за этим последовал срок на самолетах F-106 в ПВО на континенте, а затем он летал на U-2R по заданиям ЦРУ.

В последних войнах самым результативным «Агрессором» был Джон Мэдден, сбивший два МиГ-19 и один Самолет Миг 21 над Северным Вьетнамом в 1972 г. Поскольку в мирное время асов не может быть, программу «Агрессор» рассматривали как программу создания асов.

Ссылка на основную публикацию