Советские истребители: МиГ-23, МиГ-29 и Су-27

советские истребители миг

Советские истребители МиГ-23

Советские истребители Миг, про них будет эта статья. Про то что противоположная сторона то есть СССР тоже не бездействовала. Новый советский тактический истребитель, взятый на вооружение, был очень далек от маневренного, но ограниченного МиГ-21. МиГ-23 был большим и тяжелым одноместным истребителем с одним двигателем и с изменяемой геометрией крыла. Он был оснащен новой импульсно-допплеровской РЛС Сапфир-23, имевшей большую дальность действия и довольно короткое время обзора и обеспечивающей наведение двух управляемых ракет средней дальности Р-23Р. Вооружение советские истребители имели такое: двухствольная 23-мм пушка ГШ-23Л и две тепловые УР Р-23Т или четыре УР Р-13М.

Единственный турбореактивный двигатель Хачатурова Р-35-300 с форсажной камерой, тягой в 27,558 ф, позволял достигать большого ускорения. Но маневренность была недостаточной, и поэтому использовалась соответствующая тактика высокоскоростных стремительных атак. Первый полет этого истребителя состоялся 10 июня 1967 г., а официально он был взят на вооружение в начале 1970-х. МиГ-23 использовался в воздушных боях в двух военных конфликтах, сирийскими ВВС над Бекаа в 1982 г. и иракскими ВВС в войне в Персидском заливе в 1991 г. Но ни в одном из этих конфликтов он не произвел особого впечатления.

Советские истребители МиГ-29 и Су-27

Появление в начале 1970-х годов американских истребителей Е-15, Р-16 и Г/А-18 заставило СССР пересмотреть свои позиции. И ответным действием было создание двух чрезвычайно маневренных  истребителей МиГ-29 и Су-27. С момента их первого появления на Западе советские истребители Миг претерпели ряд усовершенствований, наиболее важным из которых были «стеклянная кабина» и бортовое электронное оборудование.

МиГ-29 использовался ВВС трех стран — Ирака с 1991 г., Югославии и Эритреи в 1999 г. Несмотря на свою грозную репутацию, за этими истребителями пока не числились победы, но на всех трех вышеназванных театрах боевых действий у них были потери. В противоположность им истребители Су-27 открыли свой счет побед 25 февраля 1999 г., участвуя в боевых действиях на стороне Эфиопии против Эритреи, а на следующий день был сбит второй самолет, причем по иронии судьбы жертвами стали два советские истребителя МиГ-29.

Советские истребители Су-27

Бой за пределами видимости против ближнего боя

Бой вне видимости в большей степени является вопросом использования систем и, как таковой, может проводиться на тренажерах. Но в реальном мире при скоростях сближения на морскую милю каждые четыре секунды трудно сохранить среднюю дальность. При небольшом по численности столкновении можно подстрелить самолеты противника на расстоянии, но в групповом бою с участием многих самолетов противника это практически невозможно.

Другой проблемой является положительная идентификация цели. Пара случаев с поражением «собственных целей» в начале войны во Вьетнаме повлекла за собой требование визуальной идентификации целей, что фактически подразумевало, что бой будет вестись на ближнем расстоянии.

В последний год войны идентификатор IFF «Combat Tree» в основном решил эту проблему, но он не был очень надежным. Как известно, ошибка идентификатора «Combat Tree» привела к потере одного американского «Фантома». Не было гарантий, что в будущих конфликтах устройство такого типа будет абсолютно надежным.

Возвращаясь к сценарию группового боя с большим числом участников, в большинстве случаев наземная РЛС или летающая AWACS может выявить, кто есть кто на раннем этапе боя. Но после того как самолет противника достигает сближения, возникает неразбериха и неопределенность. Тогда идентификация может быть только визуальной.

Способность летчика

На что действительно приходится рассчитывать, так только на способность летчика определить принадлежность того или иного самолета, а также на то, насколько хорошо он умеет маневрировать своим самолетом в любой ситуации. Он должен знать обычные приемы маневрирования и контрманеврирования и быть уверенным в них.

Советские истребители: МиГ-23, МиГ-29 и Су-27

Воздушный бой никогда не будет сведен до уровня шахмат, но определенные маневры дают больший процент возможностей, чем другие. Летчик должен знать сильные и слабые стороны как своего самолета, так и самолета противника. Например, не имеет смысла пытаться маневрировать при развороте или в ножницах против более маневренного самолета противника.

USAF решали проблему подготовки квалифицированных летчиков путем отбора и специальной подготовки. В 60-е годы, когда проводилась политика универсальных летчиков, отбору в основном не уделяли внимания. Так, Билл Лэйфевер, иногда летавший оператором у Робина Олдса, однажды оказался сидящим сзади бывшего пилота самолета-заправщика. И неудивительно, что этот летчик не смог проявить себя в боях над Ханоем.

Мотивация и ситуационная боеготовность

После войны управление перспективного планирования обороны субсидировало комплексные исследования возможностей предсказания эффективности летчика-истребителя. Было два действительно важных фактора — мотивация и способность отслеживать события в крайне динамичной ситуации, известная как ситуационная боеготовность (БА). У некоторых одаренных летчиков это качество было врожденным, но оно могло быть развито в определенной степени с приобретением опыта. Так что необходима была специальная подготовка.

Поскольку воздушный бой является чрезвычайно опасным занятием, необходимы были приближенные к реальности обучение и тренировки.

Конечно, наиболее реалистичное обучение достигается при столкновении с противником, но это неэкономично и часто контрпроизводительно — то есть выигрывает противоположная сторона. Задача, таким образом, состоит в том, чтобы добиться как можно большего приближения к реальности, не используя боевое оружие.

Ссылка на основную публикацию