Авиация перед Второй мировой войной

Авиация первой мировой войны

Конец войны

2 ноября 1918 г. пушки на Западном фронте наконец замолчали. Самолеты были возвращены в Германию и в основном уничтожены, прежде чем союзники могли наложить на них свои дерзкие руки, а английские, французские и американские самолеты спокойно летали над территорией, ранее контролировавшейся немцами. Но победа союзников в конечном счете оказалась не полной. Немцы считали, что германская армия не потерпела поражение на поле боя, а была предана из-за революционных событий у себя на родине. Их ужасные жертвы оказались напрасными.

Это был миф. Немецкая нация была разбита именно в военном отношении. Ее население практически голодало из-за блокады, осуществляемой Королевским флотом, и всего лишь вопросом времени было крушение фронта из-за отсутствия сил и средств. Но тот факт, что немецкую армию не преследовали до Потсдама и что немецкие города и деревни не были опустошены, как это произошло во Франции и Бельгии, и подкреплял этот миф. Как бы то ни было, капитуляция вызвала обиду и унижение, усилившиеся из-за условий Версальского договора 1919 г., что посеяло семена будущего намного более сильного конфликта.

Версальский договор

Второй миф касался «Фоккера» B.II. Версальский договор предусматривал его запрещение. Почему был так выделен B.II, остается тайной, но создалось впечатление, что этот самолет был своего рода «суперистребителем», что как бы говорило о техническом превосходстве Германии. Хотя было очевидно, что дело не в этом, но это усилило миф о том, что Вооруженные силы Германии не потерпели поражение.

Третий миф, появившийся еще во времена Первой мировой войны, касался «Красного барона», который, если верить легенде, был величайшим (и несомненно самым разрекламированным) летчиком-истребителем всех времен. Поскольку этот миф сохранился и в наши дни, хотелось бы знать, что было на самом деле.

Версальский договор

Манфред фон Рихтгофен в действительности не был бароном, а всего лишь Freiherr, титул, не имеющий точного английского эквивалента. Получив большую известность благодаря немецкой пропагандистской машине, он добавил его в своей автобиографии Der Rote Kampfflieger, написанной перед его гибелью в бою. С самого начала он летал на машинах, выкрашенных целиком в красный цвет. Он приписывает это капризу, но вряд ли это была правда.

Имеются несколько предположений. Красный самолет выделялся в «карусели» боя и его легко могли узнать как друзья, так и враги. Несомненно, ему была известна легенда о «Часовом Вердена», красном «Ньюпоре» Жана Наварра, а также о том благоговейном страхе, который испытывали перед ним его соотечественники. Возможно, он искал подобного морального превосходства над своими противниками.

Манфред фон Рихтгофен

Его привычка награждать себя серебряной чашкой за каждую победу (пока запасы серебра не истощились) говорит о его большом самомнении, о чем также свидетельствует и его выбор ярко-красного цвета. Кроме того, его легенду усиливали также безумные сочетания цветов, принятые в частях, где он служил, сначала Jasta 11, а затем Jagdgeschwader 1, за что англичане дали им прозвище «Летающий цирк».

Манфреда фон Рихтгофена часто критиковали за его любовь к охоте, будучи еще мальчиком, он однажды застрелил ручных уток в фамильном пруду. Это интерпретировали как любовь к убийствам. Но, если быть честными, летчик-истребитель и есть обученный убийца. Действительно, должны ли мы ждать от человека, эксперта по убийству своих коллег из противоположного лагеря, нежных чувств к братьям меньшим? В связи с этим приведу высказывание одного летчика эскадрильи «Агрессоров» ВВС США, не называя его имени:

«Убивай что-то каждый день для поддержания сноровки, и не важно, насколько это мало и незначительно».

 

Рихтгофен не был исключительным летчиком, он сам однажды сказал, что свои первые двадцать побед он одержал в то время, когда у него были трудности с управлением самолетом. Секретом его мастерства была меткая стрельба. Как и Бёльке, он верил во взаимодействие в воздухе, никогда не охотился один и активно отучал от этого своих подчиненных. Крайне редко он перелетал через линию фронта союзников, а в день своей гибели он как раз это сделал, к тому же его засекли, и он оторвался от своего звена. Его сослуживцы были преданы ему, но, возможно, это было чувством восхищения и уважения, а не любви.

Манфред фон Рихтгофен

Испытание временем

Остается вопрос, почему его слава выдержала испытание временем? Этому есть много объяснений.

Во-первых, бесспорно то, что он был самым результативным асом Первой мировой войны. Его единственным настоящим соперником был француз Рене Фонк. Даже если бы самая малая часть «возможных» побед Фонка была подтверждена, его счет превысил бы счет Рихтгофена.

Фонк летал на истребителях, и его самолеты, если и были когда-то повреждены, то только случайной пулей, в то время как Рихтгофен много раз по счастливой случайности оставался жив. Но холодный и резкий характер Фонка, который сделал его непопулярным даже в боевой группе Cigognes, не смог покорить общественное мнение, как это сделали Гинемер и Нунжессер. И наоборот, Рихтгофена чествовали как героя в его стране. Даже его гибель в бою способствовала росту его славы. Мертвых героев быстро обожествляют, тогда как живые остаются рядом и проявляют все человеческие слабости — плохой запах изо рта, не спешит заказать еще по рюмочке и т.д. Несомненно, вклад Бёльке был больше, но он погиб слишком рано, и его затмили достижения переживших его.

Удивляет также то, что Рихтгофен стал символом и для западных летчиков. Он, конечно, был хорошо известен противникам-британцам благодаря своей славе, а еще более благодаря яркой, заметной символике, отличающей его «Цирк». Сказывался спортивный характер англичан, отдающих должное противнику (особенно когда тот был повержен). Так, огромные портреты Бельке и Рихтгофена долгое время висели в библиотеке Королевского Колледжа! Что еще можно ожидать от нации, которая изобрела крикет?

Америка

Однако основной импульс был дан в США. Америка, менее пострадавшая от войны, чем англичане и французы, все еще была молодой страной. Воспитанные на рассказах об истории своих пионеров — Кита Карсона, Дэви Крокетта и других — американцы были готовы принять легенду. Прусский дворянин, летавший на красном истребителе и ставший первоклассным асом в Первую мировую войну, имевший на своем счету наибольшее число побед, был подходящим героем для легенды.

Жители (натурализовавшиеся иностранцы) обширной страны с огромными расстояниями, они были также влюблены в авиацию — ничего удивительного, что легенда о «Красном бароне» была более популярна в США, чем в любой другой стране, и до такой степени, что секретные разработки воздушного боя во Вьетнаме шли под кодовым названием «Красный барон».

Красный барон

Это обратная сторона медали. Существует мнение, что наибольший вклад в I мировой войне внесли самолеты — корректировщики артиллерийского огня и самолеты-разведчики. Вокруг них, конечно, не было романтического ореола, и о них было мало написано. Единственной функцией истребителей было очистить небо от вражеских самолетов, чтобы дать возможность им, а также бомбардировщикам беспрепятственно выполнить свои задания.

В определенной степени результат оказался пагубным. Войны выигрывают наземные силы, в то время как функцией авиации является оказание им содействия в выполнении их боевых задач. Разведка, а также бомбардировка и ближняя огневая поддержка с воздуха представляют собой непосредственную помощь сухопутным войскам. Ставя роль истребителей на третье место — в качестве обеспечения безопасности тех, кто эту помощь оказывает.

Красный барон

Однако много ли молодых людей вступило в ВВС, чтобы летать на транспортных самолетах, бомбардировщиках или чисто штурмовых самолетах? Именно пилоты-истребители стали элитой, и самые одаренные стремились попасть в истребительные эскадрильи, нс думая о действительных потребностях этой службы.

Летчики-истребители Первой мировой войны привлекали внимание общественности, и Рихтгофен больше, чем действительно заслуживал. Это положение сохранилось и в послевоенный период, когда летчики-истребители изображались как смельчаки, а все остальные как скромные водители автобусов. Простые смертные должны были мириться с этим. Три десятилетия назад автор как-то обнаружил написанные ругательства на доске объявлений в штабе авиакрыла RAF в Алконбёри. Слова были очень грубыми, но вкратце смысл заключался в том, что если вы летчик-истребитель, то все остальные должны с почтением целовать определенную часть вашего тела! Таково пагубное наследие «Красного барона».

Ссылка на основную публикацию