Война в Северном Вьетнаме

Война в Северном Вьетнаме

Количество побед северо-вьетнамских ВВС, предоставленный доктором Иштваном Топерчером, включает 105 побед. Если придерживаться установленного соотношения, согласно которому 40 процентов побед принадлежат 5 процентам асов, то мы получим приблизительное общее число побед в 260, где-то между двумя и тремя к одному, что соответствует средней величине.

Но до истины еще далеко, поскольку следует помнить, что они потеряли большое число разведывательных беспилотных самолетов над Вьетнамом, а северо-вьетнамские ВВС считали их как победы.

Нгуен Дук Соат

Первой победой Соата стал «Корсар» А-7, сбитый им 23 мая 1972 г. В этот потеряли день «Корсар» из эскадрильи A-93, хотя, согласно отчетам, он, возможно, был сбит ракетой ПВО. Следующими его победами стали «Фантомы», сбитые им 24 и 27 июня, 26 августа и 12 октября. Хотя абсолютной уверенности быть не может, но именно в эти дни ВВС США потеряли шесть «Фантомов». Шестой победой Соата стал разведывательный беспилотный самолет.

Воздушная война над Северным Вьетнамом была подобна войне Давида против Голиафа. Если бы вся мощь USAF и USN была использована с самого начала, война завершилась бы очень быстро. Но Голиаф боролся, имея одну руку связанной за его спиной. Частично это объяснялось политическими ограничениями. а также тем, что между зоной боевых действий и Вашингтоном была великолепная связь.
Это способствовало тому, что политики и высшее военное начальство вмешивались в принятие решений на тактическом уровне, часто отменяя распоряжения командующих соединениями на местах.

Приводят следующие слова президента Джонсона: «Они не могут ударить даже по туалету [принимая во внимание его лексикон, слово «туалет» звучит довольно сомнительно | без моего распоряжения!»

Тем временем Давид держал дистанцию и наносил болезненные удары.

Война в Северном Вьетнаме

Война в Северном Вьетнаме

Насколько они были ощутимы, можно судить по цифрам потерь. Только USAF потеряли 1259 реактивных самолетов по разным причинам между 1965 и 1973 гг., среди них 354 «Фантома» и 332 «Тандерчифа». Потери реактивных самолетов за тот же период в USN и USMC составили соответственно 467 и 177 единиц. Конечно, не все эти потери относились к Северному Вьетнаму. Но если учесть незначительные цифры северовьетнамских побед в воздушных боях, становится очевидным, что воздушные бои были относительно не существенными.
В то время как эффективность северо-вьетнамской противовоздушной обороны, зенитных ракетных комплексов ААА, SAM и истребителей, часто во многом преувеличивается, вряд ли приходится сомневаться, что она была действительно труднопреодолимой.

В этот момент США, самая технически передовая и самая богатая страна в мире, очень странно себя повела. Вопреки устрашающим потерям, их ВВС успешно сбрасывали бомбы с большой точностью на небольшие цели. Не важно, что часто эти цели не имели ни малейшего значения: самолеты, совершающие налет, наносили ощутимые удары но комплексной современной системе обороны, чтобы поразить эти цели.

Очевидным путем вперед было бросить все силы на подавление системы ПВО, что они, собственно, и делали. Но были ли их главными целями зенитные орудия, наносящие самый большой урон американской авиации? Или ими были зенитные ракетные комплексы? Нет! Вместо этого они сконцентрировались на воздушном бою.

На принятие этого решения повлияло несколько факторов. Соотношение воздушных побед и потерь даже отдаленно не приблизилось к соотношению времен войны в Корее. США боролись теперь против страны Третьего мира, большая часть вооружения которой была устаревшей. К русским повсеместно относились как к «первоклассной команде». Скромные результаты воздушных боев во Вьетнаме поставили перед американцами вопрос. Как они будут действовать, если двум мировым державам придется столкнуться напрямую.

Синдром Рихтгофена

К этому времени конфронтация Запада и Востока, как ожидали, могла перейти в форму военных столкновений с использованием обычных видов вооружения в Европе. По этому сценарию США и их союзники по НАТО сильно уступали в численности. Уроки истории, когда ВВС легко могли быть уничтожены на земле, как это произошло в 1967 г. во время упреждающего удара израильтян, в основном игнорировались.

Война в Северном Вьетнаме

Снова проявлялся синдром Рихтгофена, подобный пению сирен. Все еще засекреченный послевоенный анализ всех воздушных боев над Вьетнамом проходил под кодом «Красный барон».

Был сделан вывод, что враг должен быть повержен в воздухе. Оставался единственный вопрос: как? Если ранее спор велся относительно скорости против маневренности, то сейчас качество выступало против количества.

Теперь требовалось, чтобы ас был в каждой кабине. Согласно сценарию, при наличии численного превосходства летчики должны были не просто остаться живыми, но и преуспеть в действиях против сильно превосходящих сил противника.

Первым шагом было создание истребителя, намного превосходящего истребители противника. Принимая во внимание, что США, как правило, опережали СССР в области технического прогресса примерно на десять-пятнадцать лет, это была вполне достижимая цель. Второй задачей было обеспечить этот превосходящий истребитель достойным его летчиком. Эта проблема была намного сложнее.

Ссылка на основную публикацию